Восстановление пароля
Межрегиональная общественная организация
Военно-техническое общество
+7 (495) 120-22-26
Регистрация
Войти

Gashek Блог Фау 1 крылатая ракета.

Экспериментальная станция «Куммерсдорф-Запад» была расположена между двумя артиллерийскими полигонами Куммерсдорфа, примерно в 3 километрах к югу от Берлина, в редком сосновом лесу провинции Бранденбург. Там работали офицеры и специалисты, было лучшее испытательное оборудование, для которого разработали методику испытаний, имелись стенды для ракет на твёрдом и жидком топливе.В 1930-е годы на полигоне Куммерсдорф Вернер фон Браун попал в подчинение к капитану Дорнбергеру, вместе с которым он трудился много лет. Дорнбергер ведал до этого разработкой реактивных снарядов на бездымном порохе. Начиная с 1937 года фон Браун приступил к испытаниям больших ракет на полигоне «Пенемюнде» острова Узедом на Балтийском море, который начали строить в 1935 году.
Вернер фон Браун
«Пенемюнде»
Первое испытание ракеты произошло 21 декабря 1932 года, в работе принимал участие инженер-испытатель и конструктор Вальтер Ридель из фирмы «Хейланд», расположенной в городке Бритц. Инженер Артур Рудольф предложил отделу вооружений полностью автоматизированный двигатель на жидком топливе, с тягой 295 килограммов и временем горения шестьдесят секунд. В августе 1932 года во время неудачного демонстрационного полёта ракета, построенная группой Ракетенфлюгплац, вертикально поднялась на 30 метров, затем резко легла на горизонтальный курс и рухнула в лес. Этот ракетный двигатель был первым из разработанных, созданных и испытанных на полигоне. Он был сделан из меди, сферические ёмкости с кислородом и спиртом располагались наверху, отделённые от камеры сгорания, снабженной системой охлаждения.Проект ракеты был разработан конструкторами Робертом Луссером (фирма Fieseler) и Фритцем Госслау (фирма Argus Motoren). Проект Fi-103 предложен Техническому управлению Министерства авиации совместно обеими фирмами в июле 1941 года. Во время работ по проектированию, а позже и на испытаниях, возникла необходимость в стабилизации ракеты в полёте, поэтому её оснастили гироскопом и установили стабилизаторы.Производство ракеты начато в конце 1942 года, на острове Узедом (расположенном в Балтийском море, напротив устья реки Одер). Во время Второй мировой войны на острове был концлагерь, рабочая сила заключенных которого и была использована на предприятиях по производству Фау-1.
Фюзеляж Фау-1 представлял собой веретенообразное тело вращения длиной 6,58 метра и максимальным диаметром 0,823 метра. Фюзеляж выполнен в основном из тонколистовой стали, соединение листов сваркой, крылья выполнены аналогичным образом, либо из фанеры. Крылья постоянной хорды 1 метр, 5,4 метра размахом и с профилем толщиной около 14 %. Над фюзеляжем располагался двигатель длиной около 3,25 метра.
Немецкий самолёт-снаряд Фау-1 является наиболее известным летательным аппаратом, оснащённым пульсирующим воздушно-реактивным двигателем (ПуВРД). Выбор этого типа двигателя был продиктован, главным образом, простотой конструкции и, как следствие, малыми трудозатратами на изготовление, что было оправдано при массовом производстве крылатых ракет. Двигатель разработан в конце 1930-х годов конструктором Паулем Шмидтом. Образец двигателя Argus-Schmidtrohr (As109-014) был создан фирмой «Argus Motoren» в 1938 году.В ПуВРД используется камера сгорания с входными клапанами и длинное цилиндрическое выходное сопло. Горючее и воздух подаются периодически.В настоящее время ПуВРД используется как силовая установка для лёгких самолетов-мишеней. В большой авиации не применяется из-за низкой экономичности по сравнению с газотурбинными двигателями.Система управления снарядом представляет собой автопилот, удерживающий снаряд на заданных при старте курсе и высоте в течение всего полёта.Стабилизация по курсу и тангажу осуществляется на базе показаний 3-степенного (главного) гироскопа, которые суммируются по тангажу с показаниями барометрического датчика высоты, а по курсу и тангажу со значениями соответствующих угловых скоростей, измеряемых двумя 2-степенными гироскопами (для демпфирования колебаний снаряда вокруг собственного центра масс). Наведение на цель выполняется перед стартом по магнитному компасу, который входит в состав системы управления. В полете курс корректируется по этому прибору: если курс снаряда отклоняется от заданного по компасу, электромагнитный механизм коррекции воздействует на рамку тангажа главного гироскопа, что заставляет его прецессировать по курсу в направлении уменьшения рассогласования с курсом по компасу, а система стабилизации уже приводит и сам снаряд к этому курсу.Система управления снарядом представляет собой автопилот, удерживающий снаряд на заданных при старте курсе и высоте в течение всего полёта.Управление по крену вообще отсутствует — благодаря своей аэродинамике снаряд достаточно устойчив вокруг продольной оси.Стабилизация по курсу и тангажу осуществляется на базе показаний 3-степенного (главного) гироскопа, которые суммируются по тангажу с показаниями барометрического датчика высоты, а по курсу и тангажу со значениями соответствующих угловых скоростей, измеряемых двумя 2-степенными гироскопами (для демпфирования колебаний снаряда вокруг собственного центра масс). Наведение на цель выполняется перед стартом по магнитному компасу, который входит в состав системы управления. В полете курс корректируется по этому прибору: если курс снаряда отклоняется от заданного по компасу, электромагнитный механизм коррекции воздействует на рамку тангажа главного гироскопа, что заставляет его прецессировать по курсу в направлении уменьшения рассогласования с курсом по компасу, а система стабилизации уже приводит и сам снаряд к этому курсу.Управление дальностью полета осуществляется с помощью механического счётчика, на котором перед стартом устанавливается величина, соответствующая требуемой дальности, а лопастной анемометр, размещенный на носу снаряда и вращаемый набегающим потоком воздуха, скручивает счётчик до нуля по достижении требуемой дальности (с точностью ±6 км). При этом разблокируются ударные взрыватели боевой части и выдается команда на пикирование («отсекается» подача воздуха в машинку руля высоты).За время производства Фау-1 несколько модификаций таковой (включая специализированные и пилотируемые) было разработано либо предложено конструкторами. Лишь часть из них была применена на поле боя.Помимо запуска ракеты с наземных площадок, немцы также практиковали пуски Фау-1 с летящих бомбардировщиков. Никакая переделка ракеты при этом не требовалась, так как её прототипы и так были приспособлены для воздушных запусков при испытаниях двигателя. В качестве носителя Фау-1 обычно использовались бомбардировщики «Хейнкель» He 111 H-22. Ракета закреплялась под крылом бомбардировщика, при этом двигатель снаряда выступал над верхней поверхностью крыла.Воздушные запуски ракет начались в июле 1944 года. Немцы рассматривали воздушные запуски как способ компенсировать потерю пусковых площадок в Па-де-Кале, захваченных союзным наступлением. Кроме того, самолеты-ракетоносцы могли осуществлять запуски ракет с неожиданных направлений, затрудняя действия противовоздушной обороны Великобритании.В связи с активностью истребителей союзников, вылеты ракетоносцев проводились только по ночам, и только на малых высотах, чтобы избежать обнаружения радарами. Бомбардировщик приближался к Британии и пересекал линию побережья на малой высоте, затем совершал набор высоты, запускал ракету, и быстро снижался вновь. Тем не менее, тактика была опасной: помимо того, что He-111 сам по себе был устаревшей машиной, яркая вспышка включившегося двигателя ракеты демаскировала носитель в ночной темноте. Кроме того, воздушные запуски были менее надежны. Всего было запущено с самолетов-носителей около 1176 ракет Фау-1.В дальнейшем, немцы также предлагали разработать модификацию Фау-1 для запуска с реактивных бомбардировщиков «Arado Ar 234 Blitz». При этом ракета должна была либо буксироваться за самолетом на гибкой подвеске, либо устанавливаться сверху на фюзеляже. Эти планы не были реализованы.
Высадка союзников в Нормандии летом 1944 года привела к тому, что немецкие пусковые площадки в Па-де-Кале, откуда осуществлялись запуски Фау-1 по Лондону, были захвачены. Базовая версия ракеты не обладала достаточной дальностью, чтобы эффективно применяться против Великобритании с более отдаленных пусковых площадок.В попытке решить эту проблему, была разработана новая, более дальнобойная версия ракеты. Запас топлива был повышен за счет уменьшения веса боевой части. Кроме того, носовой обтекатель ракеты, в исходной версии — металлический, стал изготовляться из дерева, что привело к существенному снижению веса конструкции. Новые ракеты могли применяться по территории Великобритании с более отдаленных пусковых площадок в Нидерландах. Немцы лихорадочно пытались организовать массовое производство дальнобойных ракет к зиме 1944—1945, но из-за общего коллапса германской экономики и разрушения бомбардировками промышленных предприятий, новый «robotblitz» начался только в феврале-марте 1945 года, когда несколько сотен ракет были запущены по Лондону с пусковых площадок в Нидерландах. Вскоре после этого, решающее наступление англо-американских войск привело к утере немцами и этих позиций.Пилотируемый вариант крылатой ракеты Fieseler Fi 103R, или V4; должен был применяться против армад бомбардировщиков союзников. Кабина пилота находилась в задней части фюзеляжа, перед диффузором двигателя: Пилот должен был направлять самолет на цель и затем выбрасываться с парашютом. К 1944 году было построено 175 экземпляров. Всерьёз разрабатывался проект использования V4 как оружия камикадзе. Для этого создавалась армейская операция подготовки пилотов-смертников. Всего было подготовлено 200 таких пилотов. Хотя самолёты типа V-4 в конце концов так и не поступили в распоряжение пилотов-смертников, пилоты из этой программы были использованы с имеющимися в наличии самолётами.
Помимо этих программ, немцы также рассматривали возможность использования самолета-снаряда в качестве буксируемого топливного бака для реактивных истребителей. Лишенный двигателя и боеголовки снаряд (по сути дела, просто бак с крыльями и автопилотом) должен был буксироваться за Me-262 и сбрасываться по исчерпании запаса топлива в нём. Проект прошёл несколько тестовых испытаний буксировкой за тяжёлым бомбардировщиком He-177, но в итоге не был применен на практике.ПуВРД эффективен только при достижении снарядом некоторой начальной скорости. Это влечёт необходимость технических средств обеспечения этой начальной скорости при запуске. Существовало два варианта запуска снаряда:со стационарной наземной пусковой установки — катапульты Вальтера.с самолёта-носителя, в качестве которого использовался бомбардировщик He 111[2]. Снаряд подвешивался к носителю асимметрично — под одно крыло рядом с фюзеляжем, что объясняется сильно выступающим над корпусом снаряда двигателем.Хотя первые, экспериментальные пуски Фау-1 выполнялись с самолёта-носителя, большая часть боевых пусков была осуществлена с наземных установок.Катапульта представляла собой массивную стальную конструкцию длиной 49 м (длина пути разгона 45м) и монтировалась из 9 секций. Наклон катапульты к горизонту — 6°. На верхней стороне находились направляющие, по которым двигался снаряд при разгоне. Внутри катапульты по всей её длине проходила труба диаметром 292 мм, выполнявшая роль цилиндра парового двигателя. В трубе свободно перемещался поршень, который перед стартом сцеплялся с бугелем, находившимся на нижней части фюзеляжа снаряда. Поршень приводился в движение давлением (57 бар) парогазовой смеси, подававшейся в цилиндр из специального реактора, в котором происходило разложение концентрированной перекиси водорода под воздействием перманганата калия. Передний конец цилиндра был открыт и после схода снаряда с катапульты поршень вылетал из цилиндра и уже в полёте отцеплялся от снаряда. Катапульта сообщала снаряду начальную скорость около 250 км/час. Время разгона — около 1 сек.С одной катапульты по расчётам можно было запустить до 15 снарядов в день, хотя на практике это делалось далеко не всегда. Рекорд составлял 18 запусков в 1 день. Около 20 % всех пусков с катапульты были аварийными.воздушный старт3-й воздушной эскадрой Люфтваффе, носившей имя III/KG 3 «Blitz Geschwader» (нем. «Молниеносная эскадра»), с июля 1944 года по январь 1945 года с модифицированных He 111 (носивших обозначение H-22s) было произведено 1176 запусков. Послевоенные исследования оценивают потери «Фау-1» в 40 % при запуске с самолётов, которые тоже несли потери, как от атак истребителей противника, так и от факела двигателя снаряда, в зоне которого на несколько секунд после пуска оказывался самолёт.В самом конце войны было изготовлено несколько пилотируемых «Фау-1» (так и не использованных), предполагавших подъём в воздух на тросе, с использованием реактивного Ar 234 в качестве буксировщика.
Боевое развёртывание ракет началось в 1943 году, с подготовки нескольких стартовых позиций во Франции. С инженерной точки зрения, представлялись более выгодными хорошо защищенные железобетонные стартовые комплексы («тяжелые» позиции), в то время как с военной точки зрения предпочтительнее были рассредоточенные «лёгкие» позиции. В итоге было принято компромиссное решение об оборудовании 4-х «тяжелых позиций» (Бункер Сиракур и Бункер Брекоэрт) и 96 «лёгких». Фактически, ни одна тяжелая позиция так и не была завершена, и все запуски осуществлялись с лёгких.13 июня 1944 — первое боевое применение Фау-1, удар нанесён по Лондону.К 29 марта 1945 года около 10 000 было запущено по Англии; 3200 упали на её территории, из них 2419 достигли Лондона, вызвав потери в 6184 человек убитыми и 17 981 ранеными. Лондонцы называли Фау-1 «летающими бомбами» (flying bomb), а также «жужжащими бомбами» (buzz bomb), из-за характерного звука, издаваемого пульсирующим воздушно-реактивным двигателем.Около 20 % ракет отказывали при запуске, 25 % уничтожались английской авиацией, 17 % сбивались зенитками, 7 % разрушались при столкновении с аэростатами заграждения. Двигатели часто отказывали до достижения цели и также вибрация двигателя часто выводила ракету из строя, так что около 20 % Фау-1 падали в море. Хотя конкретные цифры варьируются от источника к источнику, британский доклад, опубликованный после войны показал, что на Англию были запущены 7547 Фау-1. В докладе указывается, что из них 1847 были уничтожены истребителями, 1866 были уничтожены зенитной артиллерией, 232 были уничтожены аэростатами заграждения и 12 — артиллерией кораблей Королевского ВМФ.Прорыв в военной электронике (разработка радиовзрывателей для зенитных снарядов[когда?] — снаряды с такими взрывателями оказались в три раза эффективнее даже при сравнении с новейшим для того времени радиолокационным управлением огнём) привёл к тому, что потери немецких самолетов-снарядов в налетах на Англию возросли с 24 % до 79 %, в результате чего эффективность (и интенсивность) таких налетов значительно снизилась.После того, как союзники, высадившись на континент, захватили или разбомбили большую часть наземных установок, направленных на Лондон, немцы начали обстрел стратегически важных пунктов в Бельгии (в первую очередь порт Антверпена, Льеж), несколько снарядов были выпущены по Парижу.
Таран (воздушный), Супермарин Спитфайр и Фау-1. Спитфайр (справа) кончиком крыла «подцепляет» и переворачивает V-1 (слева); гироскопы ракеты не в состоянии вернуть её после этого на курс, она падает"
Эпизод войны. Ракеты "Фау-1" нацелены на Ленинград13 Июня 1944 года десятки ракет «ФАУ-1» (V-1) ринулись на Лондон и прибрежные английские города. Одновременно с этим, немцы начали строительство площадки для запуска "Фау" на Ленинград. В различных источниках указывается место под эстонским городом Раквере, где в обстановке секретности велись работы по возведению батареи пусковых катапульт «ФАУ-1».Вскоре Москва узнала об этих планах и подготовила операцию по уничтожению объекта.
20 Июля 1944 года, группа разведчиков высадилась на парашютах в районе хутора Метсакюла. Поставленная перед ним задача была предельно конкретной: любой ценой, выйти на стартовую позицию ракет «V-1» в районе Раквере, и навести на нее нашу авиацию.Группа, в которую входили В. Федоров (он летел в тыл врага уже в шестнадцатый раз, позже получил Золотую Звезду Героя Советского Союза), финн Илья Ханелайнен и эстонец Отто Сыноялга, с помощью местных жителей - знакомых и родственников Отто, находит строительство и несколько месяцев наблюдает за немцами. Затем они наводят наши самолеты. На рассвете два авиаполка бомбардировщиков совершают налет и превращают всё вокруг в руины.
"Фау", захваченные советскими войсками
Уничтожить нацеленные на Ленинград "Фау" и стартовую площадку под Раквере поручили опытнейшим пилотам авиации дальнего действия, которые не раз бомбили Берлин и совершали успешные доставки снаряжения и продовольствия югославским партизанам. "По тому, как густо сопровождали нас истребители, можно было понять, что задание было ответственное, - вспоминает бывший стрелок-радист Фрейдсон. - Вышли на цель. Выглядела она непривычно. Обычно это было или скопище танков, или железнодорожные составы, мосты... А тут вдруг - бетонированные квадраты, формы странной металлической конструкции. Вроде бы ничего заслуживающего внимания. Между тем огонь зениток был очень сильным. По приказу бомбежка была нацеленной - бомбили на бреющем полете. В каждый вылет мы теряли своих товарищей, но приказ выполнили - объекты больше не существовали. Лишь много позднее я узнал, что за задание мы выполнили..." Статья "ПОЧЕМУ "ФАУ-2" НЕ ДОЛЕТЕЛИ ДО ЛЕНИНГРАДА". Невское Время, 15 01 2004Подготовка к отражению атаки19 июля 1944 г. Военный совет артиллерии Советской Армии утвердил и направил в войска ПВО «Предварительные указания по борьбе с самолетами-снарядами». Так, по сведениям советской разведки, наиболее вероятными районами расположения стартовых площадок V-1 могли выступать окрестности населенных пунктов Раквере, Муставэ (Эстония) и районы Ловиса, Инкеройнен и Лоппенронта (Финляндия).Также предполагалось, что фашисты попытаются использовать против Ленинграда ФАУ-1, запускаемые с бомбардировщиков «Hе-111». В наиболее опасных направлениях были созданы два сектора, состоявшие из трех зон, в которых последовательно располагались зенитная артиллерия, аэростаты заграждения и истребительная авиация. Глубина трех зон составляла от 70 до 100 км. Для противоракетной обороны Ленинграда выделялись 73 наблюдательных поста, 13 ротных постов и 5 радиолакационных станций «Редут», которые могли обнаруживать самолет-снаряд на расстоянии до 120 км. В секторах были сосредоточены четыре полка истребительной авиации, более 100 батарей зенитной артиллерии (418 орудий) и свыше 200 аэростатов заграждения. Проведенные командованием Ленинградской армии ПВО учения по отражению массированных налетов V-1 (имитировались полетами советских истребителей Як-9) наглядно показали, что до города ни один предполагаемый самолет-снаряд не долетел.ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РАКЕТЫ ФАУ-1В ночь на 13 июня 1944 года самолет, шумевший подобно мотоциклу, упал в черте Лондона и взорвался.
Результаты осмотра данной местности показали, что пилот в летательном аппарате отсутствовал. Именно в этот момент британцами было открыто для себя новое средство воздушного нападения, созданного немцами (речь идёт о крылатой ракете Фау-1).Дальше автор обращается к истории разработки и реализации проекта создания Фау-1.«Первые проекты управляемых ракет большой дальности, снабженных крыльями, предлагали еще в годы Первой мировой войны. В межвоенный период опытно-конструкторские работы над крылатыми ракетами с ЖРД велись во многих странах, в том числе в Советском Союзе и Германии. Тот факт, что Третьему рейху первым удалось применить новое оружие, вполне объясняется теми средствами, которые были вложены в проект, а также традиционно высоким уровнем развития немецкой промышленности.Руководство германских ВВС заинтересовалось самолетами-снарядами в 1939 году. Инициирование их разработки стала своего рода ответом ведомства Г. Геринга на «армейский» проект баллистической ракеты А-4, позднее ставшей широко известной под наименованием Фау-2. В середине лета 1941-го фирмами «Аргус» и «Физелер» был предложен проект крылатой ракеты с расчетной дальностью полета порядка 250 км, который основывался на идеях беспилотного самолета Ф. Госслау и предельно простого пульсирующего воздушно-реактивного двигателя П. Шмидта, работающего на дешевом горючем. Оккупация северной Франции позволяла обстреливать подобными снарядами Лондон и многие другие города Англии.В январе 1942-го проект, именуемый в целях секретности FZG-76 (летающая мишень для обучения боевых расчетов ПВО), был представлен руководству министерства авиации, а в июле о нем доложили начальнику технической службы Люфтваффе, фельдмаршалу Мильху. Простота и низкая стоимость обеспечили проекту статус «высшего приоритета». Было решено принять «мишень» на вооружение не позднее декабря 1943 года.Уже в апреле 1942-го с планами разработки крылатой ракеты ознакомили Роберта Люссера, занимавшегося на заводе «Физелер» в Касселе различными задачами по самодвижущимся авиабомбам. Зная это, координатор проекта штабной инженер Брее из министерства авиации утвердил фирму «Физелер» главным разработчиком. Поставщиком системы управления выбрали фирму «Аскания». Люссер привлек к работе коллективы предприятий DFS, «Хеншель» и «Шварц», проводивших в 1930-1937 годах работы в смежных областях.Это позволило в декабре 1942-го испытать опытный образец в планирующем полете после сброса с самолета FW-200 «Кондор». А всего через несколько дней прототип FZG-76 совершил свой первый полет на расстояние 2,7 км с работающим двигателем. После 50 пусков определились основные характеристики крылатой ракеты: дальность — 240 км, скорость — 550-600 км/ч, высота полета — 200 — 2000 м, вес боевого заряда — 700 кг. Одновременно проверялись возможности ракеты по преодолению британской противовоздушной обороны. Произвели несколько учебных перехватов нового летательного аппарата трофейным истребителем «Спитфайр» Мк.V. Это, кстати, привело к недооценке сил противника, так как скорости последующих модификаций английских перехватчиков «Спитфайр» и «Темпест» были гораздо выше.В мае 1943 года авторитетная комиссия на полигоне в Пенемюнде заслушала сравнительные характеристики FZG-76 и баллистической ракеты V-2 (Фау-2). Состоялись показ и практические стрельбы. Запуск двух Фау-2 прошел достаточно успешно, а оба пуска FZG-76 закончились взрывом через несколько секунд после старта. Тем не менее, пуски ракет выглядели настолько впечатляюще, что даже эти аварии не поколебали уверенности германского руководства в новом оружии. Комиссия постановила максимально ускорить серийный выпуск и рекомендовала применять оба вида ракет в комплексе. Крылатая ракета получила наименование Fi-103, но более известна стала под неофициальным названием V-1. «V» (немецкая «фау») означала Vergeltungswaffe, «оружие возмездия». Геббельсовской аппарат объявил, что оно предназначено для «ударов возмездия» за варварское разрушение американо-британской авиацией Любека и Гамбурга.Была разработана программа производства самолетов-снарядов с августа 1943 года по июль 1944-го, предусматривавшая выпуск 24,5 тыс. Фау-1, с доведением к маю 1944-го ежемесячной сборки до 5000 штук. Но министерство вооружений оказалось не в силах обеспечить такие темпы работ. Ведь только для ежемесячного изготовления 3 тыс. Фау-1 от химической промышленности требовалось 2 тыс. т низкооктанового бензина и 4,5 тыс. т взрывчатки. Не лучше обстояло дело с другими требуемыми материалами и полуфабрикатами. К тому же только в сентябре 1943-го было сделано более 150 дополнений и изменений к проекту».После этого автор статьи пишет о принятии Фау-1 на вооружение в воинские части Третьего рейха.«Несмотря на это, весной 1943-го началось ускоренное формирование ракетных частей. На испытательном полигоне Циннтовитц (остров Узедом) сформировали 155-й зенитный полк под командованием полковника М. Вахтеля. Наименование «зенитный» и зашифрованные имена командира «Михаэль Вагнер» и «Мартин Вольф» были даны из соображений конспирации. В полк входили четыре дивизиона, включавшие по четыре огневые и две вспомогательные батареи (обслуживания и снабжения)».Также подчеркнуто, как целый ряд остальных стран стремились получить как можно больше данных о немецких разработках данного оружия. Так, английская разведка стремилась получить соответствующую информацию ещё с октября 1939 года. Однако «сведения были скупы и разрозненны, но из них следовал вывод, что в Германии буквально кипит работа над баллистическими и крылатыми ракетами огромной разрушительной силы. Испытания проводятся на таинственном полигоне где-то в Северном море, пусковые позиции готовят на побережье Ла-Манша, а на заводах уже идет массовое производство».Количество поступающей информации постепенно нарастало. «Об этом докладывали группы Сопротивления из Польши и Франции, плененные генералы Грювель и Том, инженер-антифашист Ганс Куммеров, работавший в Берлинской высшей технической школе. 15 мая 1942-го фоторазведчик «Спитфайр» сделал первый снимок полигона и аэродрома в Пенемюнде. С тех пор остров Узедом не выходил из-под пристального внимания английской разведки.Кропотливая работа разведчиков воплотилась 17 августа 1943 года в операцию «Гидра» — удару по Пенемюнде. Для дезориентации Люфтваффе восемь «Москито», сбросив над полигоном алюминиевую фольгу, которая «ослепила» радары ПВО, устремились на Берлин. Вслед за ними поднялись 597 тяжелых бомбардировщиков, летевших только до «таинственного острова». Обнаружив огромное скопление самолетов над Балтикой, и проследив путь восьми «Москито», немцы решили, что ожидается массированный налет на столицу.Когда «Москито» достигли Берлина и сбросили осветительные и маркировочные бомбы, немецкое командование отдало приказ поднять в воздух 160 ночных и дополнительно привлечь 55 дневных истребителей. В суматохе они атаковали свои же ночные перехватчики, далее присоединилась зенитная артиллерия. В течение двух часов над Берлином шел «воздушный бой» без участия самолетов противника. А в это время почти 1600 т фугасных и более 280 т зажигательных бомб обрушились на Пенемюнде. В результате налета погибло 732 человека. Было разрушено 50 из 80 зданий полигона и 18 из 39 бараков для рабочих, электростанция и завод на котором производился 20-40 жидкого кислорода. Англичане потеряли 42 самолета.Между тем аэрофоторазведка побережья Ла-Манша приносила все более интересные сведения. За два дня, с 8 по 10 ноября, количество стартовых позиций увеличилось с 19 до 26, а через две недели их стало уже 95. Сравнивая несколько снимков полигона Пенемюнде, одна из шифровальщиц обнаружила такие же позиции, но оборудованные рельсовыми направляющими. На них стоял небольшой самолетик без кабины с прямым коротким крылом, которому в английской разведке присвоили название «Пенемюнде-20».Почти за год до начала ракетного нападения стало ясно, что из двух видов нового оружия — баллистических ракет и «летающих бомб» — наибольшую опасность будут представлять последние. Плененные немецкие летчики из эскадры КG-100, имевшей на вооружении бомбардировщики Не-111, рассказывали, что они экспериментировали с пусками крылатых снарядов. А в донесении, поступившем начальнику отдела научно-технической разведки министерства авиации, отмечалось, что этот тип оружия будет применен первым.Английское командование решило помешать планам противника при помощи бомбардировок предприятий, изготавливающих беспилотные самолеты и пусковые установки. С 5 декабря 1943 года американские и английские самолеты начали бомбить стартовые площадки и склады ракет Фау-1. В течение полугода из 52 стартовых площадок было полностью уничтожено 36, а из 96 складов самолетов-снарядов — 88. В общей сложности на ракетные объекты, расположенные вблизи побережья, союзные бомбардировщики совершили более 25 тыс. самолетовылетов.Но и после этого англичане не могли вздохнуть спокойно, так как немецкая игра в «кошки-мышки» заставила их бросать бомбы в песок. Немцы все силы направили на строительство небольших бетонных площадок. К июню 1944-го разведка уже обнаружила 69 таких объектов. Аналитические отделы британской разведки и не подозревали, что для установки 6-метровой секции сборной конструкции с направляющими рельсами нужно всего 48 часов.В декабре 1943 года командование ПВО Англии получило приказ разработать план защиты от Фау-1. Необходимо было реорганизовать сложившуюся систему противовоздушной обороны, которая во время «битвы за Британию» прикрывала Лондон и промышленные города средней Англии. Положение было довольно сложным: ведь с Фау-1 могли успешно бороться только «Темпесты» и «Спитфайры» XIV. Да и то с них снимали все лишнее оборудование, смывали защитную краску и полировали обшивку до блеска. Только при таком раскладе, при росте скорости на 35—50 км/ч, они становились для крылатых ракет действительно грозным противником.6 июня 1944-го (через несколько часов после высадки союзного десанта в Северной Франции) радист 155-го «зенитного» полка самолетов-снарядов принял кодированную шифрограмму. Штаб 65-го армейского корпуса приказывал полковнику Вахтелю привести к 12 июня свой полк в боевую готовность. 10 июня через Гент к передовым складам последовал первый поезд с 90 самолето-снарядами Фау-1. Вахтель намеревался отложить пуски ракет до 20 числа. Он докладывал, что испытывает недостаток топлива и многих предметов снабжения, не подготовлены в полном объеме сборные пусковые установки. Но командование не обратило на доклад никакого внимания и отдало приказ о нанесении в ночь на 13 июня ударов по Лондону.Всего за период систематического обстрела Лондона, с 13 июня по 5 сентября, по английской столице было выпущено 9017 ракет, но часть пусков оказалась неудачной. Около 2 тыс. Фау-1 взорвались вскоре после старта или на траектории полета к цели. В начале эффективность применения оказалась очень высокой. 82% Фау-1 разорвались в черте Лондона в течение первой недели пусков, однако к концу месяца это число снизилось до 60%.Для затруднения борьбы с новым оружием немцы по ходу одного «пускового» дня чередовали массированные залпы со всех установок и одиночные беспокоящие запуски. Мало кто знает, но высота полета крылатых ракет, равная 900-1000 м, была выбрана не случайно. Ракеты шли ниже рубежа поражения тяжелой артиллерией и выше эффективной зоны огня артиллерии малого калибра. На этой высоте малогабаритная крылатая ракета плохо засекалась радиолокаторами и представляла собой трудную мишень для автоматической и ручной наводки зениток и приборов управления огнем.От летчиков-истребителей также требовалось большое мастерство и немалое мужество, чтобы, нередко в плохих погодных условиях, уничтожить малоразмерную цель. Ее нужно было поразить сзади-сверху с расстояния более 100 м, так как подрыв 800 кг взрывчатки представлял смертельную угрозу и для атакующего самолета.Все это породило и необычные способы борьбы с самолетами-снарядами. Один из французских офицеров в составе королевских ВВС, капитан Жан-Мари Маридор, вплотную подвел свой «Темпест» к летящей ракете и опрокинул ее консолью крыла. Тактику Маридора приняли на вооружение и другие летчики, а мужественному 24-летнему пилоту генерал Шарль де Голль вручил орден Почетного легиона. Отважный летчик погиб 4 августа 1944 г., протаранив полого пикирующий Фау-1.Использовался и другой прием уничтожения Фау-1 без применения стрелкового вооружения: некоторые пилоты «Темпестов» струями винта своего истребителя заставляли крылатую ракету перевернуться и врезаться в землю. Хотя эти способы и приносили победу в борьбе с «летающими бомбами», большинство пилотов обходилось штатным вооружением, достигая при этом значительных успехов. Одним из наиболее результативных стал командир эскадрильи Т. Бэрри, на его счету было 37 уничтоженных крылатых ракет.Сборные пусковые установки Фау-1 легко восстанавливались после налетов бомбардировщиков союзников. Поэтому, несмотря на все усилия союзников, в июне-июле 1944-го интенсивность налетов Фау-1 заметно не снизилась. В некоторые дни в зону патрулирования британских ВВС прорывалось до 160 крылатых ракет.Чтобы как-то решить эту проблему, американцы разработали достаточно экстравагантный план «Наковальня», по которому роль высокоточного оружия выполняли отслужившие свой срок самолеты В-17. У «летающих крепостей» срезали верхнюю часть кабины для облегчения покидания самолета двумя членами экипажа, устанавливали телевизионную аппаратуру и радиокомандную систему управления. После того как загруженный взрывчаткой В-17 поднимался в воздух, члены экипажа выводили самолет на курс и покидали бомбардировщик с парашютами. Дальнейшее управление В-17 осуществлялось с истребителя, который летел параллельным курсом. С высоты 6000 м пилот истребителя обнаруживал и распознавал цель, после чего переводил радиоуправляемый бомбардировщик в пикирование. 4 и 6 августа таким образом были уничтожены цели, надежно защищенные прочными железобетонными укрытиями, в районах Спракота, Ваттона и Вирзена.Со второй половины июля снова возобновились бомбардировки баз снабжения и заводов, связанных с производством ракет. За неполный месяц было совершено 20 крупных налетов стратегической авиации союзников на склады Фау-1. На объекты ракетной промышленности совершено 15000 самолетовылетов и сброшено 48 000 т бомб.Новые 6-тонные бомбы «Толлбой» применялись против подземного склада ракет в Сент-Езерне, завода «Фольксваген» в Фаллерслебене, опытного завода в Пенемюнде и предприятия «Опель» в Рюссельгейме. Впрочем, удары по промышленным объектам Германии не смогли оказать какого-либо серьезного влияния на выпуск крылатых ракет. Темпы производства даже возросли. В первую очередь из-за того, что с июля 1944 года сборка Фау-1 сосредоточилась в Нордхаузене, на неуязвимом для воздушных налетов подземном заводе.Система противоракетной обороны Англии состояла из четырех зон: внешней и внутренней зон прикрываемых истребителями, зоны береговой зенитной артиллерии и зоны аэростатов заграждения. Во внешнюю зону входило воздушное пространство над Ла-Маншем до побережья Британии. Там патрулировало от четырех до шести истребителей «Мустанг» Мк.III и «Спитфайр» Мк.ХIV днем, или 3-4 самолета ночью. Здесь же расположили 15 кораблей радиолокационного дозора, наводивших на цели перехватчиков. Их легкие зенитные пушки также вели огонь по пролетающим крылатым ракетам.В течение лета 1944-го потери английского населения от ракет составили порядка 21400 человек убитыми и ранеными. Было полностью разрушено 25511 домов, а огромное количество зданий получило повреждения различной степени. Только в густонаселенных районах Лондона и его пригородах пострадало до 75% строений. Это все, чем могли «гордиться» создатели «чудо-оружия».Оставшись без системы стартовых позиций в результате летнего наступления союзников, немцы отказались от запуска Фау-1 по Англии с территории Франции и передислоцировали 155-й зенитно-ракетный полк из Голландии в Германию. Новыми целями стали города Антверпен, Брюссель и Льеж. Боевой опыт запуска Фау-1 с самолетов-носителей, впервые проведенный 8 июля, позволял наносить удары по Британии с различных направлений в обход уже сформировавшейся системы ПВО. Было использовано около ста самолетов-носителей из трех авиагрупп.До 14 января 1945-го по городам Англии с бомбардировщиков запустили около 1200 Фау-1. Для экипажей самолетов-носителей это было совсем не простым занятием. Ночной полет без наземных ориентиров над морем на высоте 100-300 м, выход на рубеж пуска на удалении 50-60 км от береговой линии, набор высоты в несколько тысяч метров, выдерживание точного курса во время сброса Фау-1 представляли немалые трудности. При этом необходимо остаться невидимым для радиолокационных станций и ночных перехватчиков. Сюда же следует добавить угрозу, которую представлял для экипаж

Комментарии (0)